Головна - Співробітники кафедри - Гетманец Михаил Федосеевич

А.С. МАКАРЕНКО – ПИСАТЕЛЬ И СОВРЕМЕННОСТЬ

         В течение веков в мире происходит гуманитарная  экспертиза духовных ценностей: то, что кажется современникам важным и значительным, со временем может быть подвергнуто забвению. Вечно только то, что человечно. Особенно интенсивно этот процесс происходит на постсоветском пространстве и с первых ролей  литературного процесса ушли десятки писателей, увенчанные лаврами тоталитарного государства. Под огнем критики оказались самые авторитетные имена. А как же Макаренко, вокруг наследия которого до сих пор не прекращаются жаркие споры?

         В последние десятилетия слава А.С. Макаренко-педагога основательно затмила славу Макаренко-писателя. Между тем при жизни на первое место ставились заслуги Макаренко писателя. В 1938 году он был удостоен правительственной награды «за выдающиеся заслуги в области литературы». И в последний путь его провожала литературная общественность. «Литературная газета» посвятила памяти писателя целую полосу, на которой был опубликован некролог Президиума Союза советских писателей, соболезнования друзей, воспитанников, а также Союза писателей Украины, Белоруссии, Азербайджана, г. Харькова.

         Откликов на смерть Макаренко как педагога со стороны официальных учреждений Наркомпроса и научно-педагогических учреждений не было. «Учительская газета» перепечатала в номере от 3 апреля 1939 года лишь некролог Президиума Союза писателей.

         Счастливую писательскую судьбу предсказывали Макаренко многие выдающиеся деятели литературы. широко известна высокая оценка педагогической и литературной деятельности Макаренко, данная    М. Горьким. Менее  известен отклик на «Педагогическую поэму» И. Бехера: «Педагогической поэме» Макаренко, – говорил немецкий писатель, – принадлежит почетное место среди современных произведений. Это – славная, глубоко человеческая победа советской литературы… [1, с. 97].

         Еще более восторженно отзывался о произведении Макаренко Л. Арагон: «Я думаю, ­– писал он, – ни одна история всеобщей литературы, даже самая пристрастная, даже отмеченная антисоветскими предубеждениями, не сможет отныне обойти молчанием «Педагогическую поэму», не нарушая приличий. Ибо книга эта беспрецендентна; это книга нового типа. И  с этим нельзя  не считаться. Ничто не в силах остановить ее заражающего влияния, и ничто не может лишить ее будущего» [2, с. 505]. Можно было бы привести ряд других подобных высказываний.

         Однако факт остается фактом: интерес к литературному творчеству писателя-педагога в настоящее время в значительной мере ослабел. Программы научных конференций разных уровней не предусматривают даже секций о Макаренко как писателе.

         Литературная деятельность Макаренко продолжалась недолго – немного более пяти лет. Вместе с тем он испробовал свои силы во многих областях литературного творчества: в документально-очерковом жанре, в романистике, драматургии, критике, публицистике, кинодраматургии. Обозревая все, что им написано, нельзя не признать его разностороннюю литературную одаренность, однако талант художника наиболее ярко проявился в его главном произведении – «Педагогическая поэма». Не случайно приведенные выше отзывы относятся именно к этому произведению.

         Общеизвестно, что целью литературы является познание человека, что эстетическая значимость и новаторская сущность творчества писателя определяется открытиями в сфере человеческого бытия. М. Горький неизменно подчеркивал эту сторону литературы: «Книга, – говорил он, – обладает способностью доказывать мне о человеке то, что я не вижу, не знаю о нем» [3, с. 467]. Эту же мысль афористически сформулировал И. Бехер: «Все новое в литературе начинается с изображения человека» [1, с. 143].

         В «Педагогической поэме» исследуется одна из вечных проблем человеческого бытия – человек и общество. Макаренко первым в мировой литературе раскрыл взаимодействие личности и трудового коллектива, придав этой проблеме подлинно социально-философский смысл. Показывая на специфическом жизненном материале  многогранные связи и зависимости между человеком и коллективом, писатель раскрыл новые важные стороны социального детерминизма личности. Это художественное открытие Макаренко-писателя следует отнести к несомненным завоеваниям реализма ХХ века в изображении человека.

         Одной из главных проблем педагогических поисков Макаренко была проблема гармонии личности и коллектива, стремление создать такие условия, чтобы раскрылись лучшие человеческие качества личности, чтобы не допустить насилия коллектива над личностью. В «Педагогической поэме» очень обстоятельно раскрывается процесс раскрепощения личности, процесс преодоления того, что деформировало личность несовершеннолетнего правонарушителя. Педагог не допускает во взаимоотношениях колонистов проявлений культа физической силы, унижения человеческого достоинства, любых форм  подавления личности.

         Что же привлекло зарубежных читателей и педагогов в наследии советского педагога, которое длительное время считалось идеологически чуждым «западной цивилизации»? почему педагогические идеи Макаренко, возникшие, казалось бы, на чуждой Западу социально-политической почве, преодолели «железный занавес» и получили признание во всем мире? Это объясняется прежде всего тем, что Макаренко как педагог и как писатель открыл такие стороны бытия личности в социуме, которые имеют общечеловеческое значение. Какие бы преграды ни ставились между странами и народами, как бы ни противопоставлялись социальные системы, общественные идеалы и философские концепции – поиски и находки в любой сфере жизни, имеющие общечеловеческое значение, рано или поздно становится достоянием всего человечества. Подтверждение этого непреложного закона можно наблюдать на многих примерах духовной жизни на протяжении всей истории человечества.

         Идеал человека, который утверждала педагогическая система Макаренко, и который получил художественное воплощение в «Педагогической поэме», соответствовал в значительной мере и общечеловеческим представлениям об идеальной личности. В этом, думается, состоит главная причина огромного интереса в мире к педагогическому и литературному наследию советского педагога. Педагогическими идеями Макаренко давно заинтересовались православная и католическая церкви. Автор учебного пособия «История отечественной педагогики», изданного Православным Свято-Тихоновским гуманитарным университетом Л.Н. Беленчук пишет, что популярность личности и книг Макаренко объясняется «как их содержанием, увлекательной формой изложения, так и попыткой возвращения к национальным истокам воспитания – его общинности, физическому труду, практике личных, близких контактов учащихся с педагогом» [4, с. 164].

         А.А. Фролов в историографическом труде «А.С. Макаренко в СССР, России и мире…» приводит положительные высказывания деятелей католической церкви Италии, Германии, Канады и других западных стран, в которых подчеркивается общечеловеческое значение педагогической системы Макаренко [5, с. 95].

         Современная социология склоняется к мысли о том, что ценность человеческой личности определяется тремя факторами: отношением к труду, отношением к людям и отношением к Богу. Последний фактор следует понимать не в прямом смысле, а, согласно терминологии Гегеля, как «абсолютный разум», т.е. общечеловеческие законы морали и нравственности. Идеал человека, воплощенный в «Педагогической поэме», вполне соответствует этим трем критериям, поэтому во всем мире чтут педагогику Макаренко и высоко ценят его лучшее произведение – «Педагогическую поэму».

         Макаренко верил в социализм и считал, что он формирует новую, социалистическую личность, однако это нисколько не умаляет общечеловеческой сущности его идеала. Сейчас с высоты обретенного исторического опыта видно, что в толковании проблемы воспитания нового человека проявлялись лжетеории идеологов партии: говорилось о социалистической личности, о формировании новой общности людей –  советский народ и др. «Вера в новую личность человека, – пишет доктор философских наук А. Ципко, – усилившая неприязнь ко всему традиционному, а вместе с тем и к национальному, только подталкивала к левацким перегибам и насилию над здравым смыслом, а вместе с тем и над жизнью» [6, с. 47].

         Следует сказать, что писатели, понукаемые критикой, немало потрудились над созданием упрощенных, нравственно примитивных «героев» времени. Однако в творчестве выдающихся художников слова человек изображался во всей сложности и противоречивости его натуры. Григорий Мелехов из «Тихого Дона» Шолохова является одним из самых ярких свидетельств того, какой сложной была психология простого человека и какой трагедией для него обернулась «правда» социализма. «Педагогическая поэма» давала правдивое представление о сложности человека времени и вместе с тем была проникнута искренней верой в расцвет его лучших человеческих качеств.